Музыкальный Интернет портал
BESTCLUB.com.ua
15 Ноября 2018 Четверг
 
Музыкальные новости

20 гитаристов всех времен по версии самих гитаристов

20 гитаристов всех времен по версии самих гитаристов
28.02.2012

Экспертное жюри, составленное из музыкантов-виртуозов от Тома Морелло до Эдди Ван Халена, в конце 2011 года сгруппировало лучшую двадцатку гитаристов всех времен и в красках объяснило свой выбор

RS собрал комиссию из именитых гитаристов и других экспертов и попросил их составить список своих любимых виртуозов и объяснить, чем они выделялись из общей массы. Кит Ричардс рассказывает о Чаке Берри, Карлос Сантана ― о Джерри Гарсии, Том Петти ― о Джордже Харрисоне.

Участники голосования:
Трей Анастасио
Дэн Ауэрбах, The Black Keys
Брайан Белл, Weezer
Джеймс Бертон
Ричи Блэкмор, Deep Purple
Карл Бромель, My Morning Jacket
Эдди Ван Хален
Питер Гуральник, писатель
Энтони Декертис, автор Rolling Stone
Том Делонж, Blink-182
Джим Джеймс, My Morning Jacket
Лютер Дикинсон, North Mississippi Allstars
Дэйв Дэвис, The Kinks
Рик Дерринджер
Дэвид Идальго, Los Lobos
Эллиот Истон, The Сars
Гэри Кларк-младший
Билли Корган, The Smashing Pumpkins
Ленни Кравитц
Робби Кригер, The Doors
Стив Кроппер
Джерри Кантрелл, Alice In Chains
Алекс Лайфсон, Rush
Джон Ландау, менеджер
Нильс Лофгрен, The E Street Band
Роджер Макгуин, The Byrds
Майк Маккриди, Pearl Jam
Мик Марс, Motley Crue
Даг Мартч, Built To Spill
Дэйв Мастейн, Megadeth
Том Морелло
Скотти Мур
Терстон Мур, Sonic Youth
Брайан Мэй, Queen
Джей Мэскис, Dinosaur Jr.
Брендан О’Брайен, продюсер
Джо Перри, Aerosmith
Вернон Рид, Living Colour
Робби Робертсон
Рич Робинсон, The Black Crowes
Карлос Сантана
Марни Стерн
Стивен Стиллз
Энди Саммерс, The Police
Сьюзан Тедески
Дерек Тракс
Вье Фарка Туре
Мик Тейлор
Нэнси Уилсон, Heart
Джо Уолш
Дон Фелдер, The Eagles
Дэвид Фрике, автор Rolling Stone
Брайан Хайат, автор Rolling Stone
Уоррен Хейнс, The Allman Brothers Band
Кирк Хэммет, Metallica
Альберт Хэммонд-младший, The Strokes
Кенни Уэйн Шепард
Мелисса Этеридж

 

1. Джими Хендрикс
Том Морелло

Джими Хендрикс перевернул наше представление о том, какой может быть рок-музыка: его инструментами были гитара, ее рычаг тремоло, студия и сцена. В таких песнях, как «Machine Gun» и «Voodoo Chile», его гитара становится голосом бурных шестидесятых, а в «Star-Spangled Banner» слышатся беспорядки на улицах и разрывы напалмовых бомб. Он играл непринужденно. Среди всех его записей ни найдется ни секунды, где слышно, что он прикладывает усилия. Кажется, что музыка свободно струится сквозь него. Самая красивая его песня ― «Little Wing». Эту песню гитарист может анализировать всю жизнь и так и не разгадать ее тайны, не проникнуть в ее суть так, как это удается Джими. Он сплетает аккорды и последовательности одиночных нот, используя такие ходы, которых не найдешь ни в одном учебнике. Его фанковые риффы подобны бульдозеру, они предвосхитили хэви-метал. Его соло действовали как ЛСД, уводя слушателя на тот перекресток, где сам дьявол получал от Джими по роже. Идут споры о том, кто из гитаристов первым начал использовать фидбек ― это не имеет значения, потому что Хендрикс в любом случае пользовался им лучше, чем кто-либо. Он взял то, что в семидесятые стало называться фанком, и пропустил его через усилитель Marshall так, как после него не делал никто. Не известно, чем сегодня занимался бы Джими, но он казался весьма находчивым человеком. Может быть, он стал бы старейшиной рока, сэром Джими Хендриксом. Или жил бы где-нибудь в Вегасе. В любом случае можно быть спокойным за его титул величайшего гитариста всех времен.

Ключевые треки: «Little Wing», «Purple Haze», «Foxey Lady», «The Star-Spangled Banner», «Hey Joe».

 

 


2. Эрик Клэптон
Эдди Ван Хален

На самом деле Эрик Клэптон ― единственный гитарист, по-настоящему повлиявший на меня, хотя я и играю не так, как он. В его игре, в его стиле, в звучании и настроении его музыки, есть простота. Он просто взял «гибсон», воткнул его в усилитель Marshall, и все. Это основы, это блюз. Его соло были мелодичными и легко запоминались, я мог бы их вам напеть ― так и должно быть, гитарные соло должны быть частью песни. Мне очень нравились концертные записи Сream, потому что на них слышно, что играют трое. Когда включаешь «I’m So Glad» с «Goodbye», ясно слышишь троих. Джек Брюс и Джинджер Бейкер были джазменами, и они заставляли Клэптона двигаться вперед. Однажды я прочитал, что Эрик заявил о тех временах: «Я понятия не имел, что делал». Он просто старался не отставать от остальных. После распада Cream он изменился. Когда он начал играть «I Shot The Sheriff» и прочее в таком духе, выступать с Delaney And Bonnie, его стиль изменился. Или по крайней мере его звучание стало другим. Он сконцентрировался на пении, а не на игре на гитаре. Я уважаю его за все, что он сделал, и за то, что делает сейчас, но меня вдохновило и заставило взять гитару в руки именно его раннее творчество. Я и сейчас могу сыграть некоторые из тех соло ― они навсегда врезались в мою память. То блюзовое звучание остается фундаментом современной гитарной рок-музыки.

Ключевые треки: «Bell Bottom Blues», «Crossroads», «White Room»

 


3. Джимми Пейдж
Джо Перри

Слушая, как играет Джимми Пейдж, можно унестись в неведомые дали. Как лидер-гитарист он всегда играет то, что нужно сыграть в данный момент, ― у него безупречный вкус. Его соло в «Heartbreaker» удивительно непосредственно, он играет на грани своих возможностей, но все равно достигает поразительного результата. Но говоря о нем, нельзя оценивать его игру на гитаре в отрыве от всего остального. Нужно учитывать то, что он делал в студии, как он использовал свои навыки в песнях, которые писал и продюсировал. Работая сессионным гитаристом и играя в The Yardbirds, Джимми приобрел колоссальный опыт, так что записывая первый альбом Led Zeppelin, он точно знал, какого звучания хочет добиться. Он знал, как выйти за пределы стереотипного представления о том, что возможно сыграть на гитаре. Если внимательно следить за гитарной партией в «The Song Remains The Same», видно, как она меняется, становится то тише, то громче, то опять тише. Джимми сам сочинял, играл и продюсировал песни. Мне на ум не приходит никто из гитаристов со времен Леса Пола, кто мог бы похвастаться тем же.

Ключевые треки: «Dazed And Confused», «Heartbreaker», «Kashmir».

 


4. Кит Ричардс
Нильс Лофгрен, The E Street Band

Я помню, как школьником услышал «Satisfaction» ― я был потрясен. Эта комбинация риффа и аккордовой прогрессии. Кит писал темы из двух-трех нот, которые были эффектнее любого соло. Послушайте, как он играет партии лид- и ритм-гитары в «Gimme Shelter». По-моему, никому другому не удавалось создавать настолько мрачную атмосферу. При этом между партиями Кита достаточно остаточно пространства для вокала Джаггера. Кроме того, Ричардс лучше, чем кто-либо другой умеет обращаться с нетрадиционными настройками. Я помню, как играл припев «Beast Of Burden» и задумался: «Аккорды правильные, но звучит совсем не похоже на Кита». Он использовал какой-то особенный строй, такой, что гитара пела. Это – основа любой выдающейся гитарной партии на пластинках The Rolling Stones: Кит находит такой строй, который позволяет ему забыть о технике ― прижимании, заглушении струн ― и напрямую выразить то, что он чувствует. Я ходил на концерт Кита с группой X-Pensive Winos. В гримерке он начал играть рифф Чака Берри. Я никогда в жизни не слышал, чтобы его так играли. Я обожаю Чака Берри, но Кит играл намного лучше. Не в плане техники ― его игра была очень эмоциональной, и это тронуло меня. Для меня Кит значит столько же, сколько Чак― для него самого.

Ключевые треки: «(I Can’t Get No) Satisfaction», «Gimme Shelter».

 



5. Джефф Бек
Майк Кэмпбел, The Heartbreakers

Джефф Бек ― сочетание выдающейся техники и личного обаяния. Он как будто говорит: «Я Джефф Бек, я здесь, и меня нельзя игнорировать». Уже в The Yardbirds, звучание его инструмента было мелодичным и вызывающим ― сочным, колючим, броским, но в то же время благозвучным. Было сразу ясно, что он серьезный музыкант и выкладывается на полную катушку. Он не сдерживал силы. Для того, чтобы играть с вокалистом, вести с ним диалог и подталкивать его, нужно особое умение. В этом достоинство двух альбомов, записанных Джеффом с Родом Стюартом: «Truth» 1968-го и «Beck-Ola» 1969-го. Он не мешает Роду, он занимается своим делом. Кроме того, Беку удалось раздвинуть границы блюза. «Beck’s Bolero» с альбома «Truth» звучит совсем не похоже на блюз, но в ее основе ― именно блюз. Одна из моих любимых песен Джеффа ― кавер на «I Ain’t Superstitious» c «Truth». Он сыгран с юмором ― вспомните эту «квакающую» гитару. Как бы ни был велик Клэптон, не думаю, что у него есть такое чувство юмора. У Джеффа оно точно есть. Когда Бек начал играть фьюжн, меня моментально зацепил кавер на «’Cause We’ve Ended As Lovers» Стиви Уандера с альбома «Blow By Blow». Звучание гитары было таким чистым и нежным, что казалось, будто там есть вокальная партия. Но на самом деле все это играл Джефф. В прошлом году я видел его выступление в казино в Сан-Диего, и его гитара говорила. Его игра была настолько лиричной, что отсутствие вокалиста совсем не замечалось. Джефф уверен в себе, он играет одухотворенно и делает все, чтобы держать марку и оставаться великим исполнителем. После того концерта я пошел домой и начал заниматься. Можно сказать, что он преподал мне урок: если хотите быть Джеффом Беком, занимайтесь усердно.

Ключевые треки: «Beck’s Bolero», «Freeway Jam», «A Day In The Life», «I Ain’t Superstitious», «Heart Full Of Soul»

 


6. Би Би Кинг
Билли Гиббонс

Манера игры Би Би сформировалась под влиянием музыки, которую он слышал в раннем детстве. Он вырос в Индианоле, штат Миссисипи, и достаточно стар, чтобы помнить песни рабочих и таких столпов блюза, как Чарли Паттон и Роберт Джонсон. Кроме того, на него повлияла минималистичная манера Ти-Боуна Уокера. Все это слышится в тех мелодиях, которые поет Би Би, и в том, как поет его гитара. Би Би играет короткими фразами, но очень живо, богатым звуком. У него хорошая техника, ясная фразировка. Он узнаваем, его соло изощренные, мелодии такие внятные, что их легко записать нотами. Не то что Джон Ли Хукер ― у того слишком сложные, чтобы можно было их записать. Би Би ― прирожденный соло-гитарист.

У Би Би есть два коронных приема, которыми мне страшно хотелось овладеть. Он первым начал играть такую фразу: сперва играет две ноты, потом переходит на другую струну и играет ноту слайдом вверх. Сейчас меня можно ночью разбудить, и я так сыграю. А еще он, бывает, играет фразу из двух-трех нот и последнюю ноту берет бэндом. От обоих этих приемчиков хочется двигаться ― можно и со стула упасть. Поворотным пунктом в его творчестве стал 1965 год, когда Би Би выпустил «Live At The Regal» ― тогда он нашел то звучание, с которым не расстается и поныне: передний звукосниматель стоит в противофазе с задним, получается такой округлый звук. Еще Би Би до сих пор пользуется усилителем Gibson, давно снятым с производства. Эта комбинация ― секрет его звука. Так звучит только гитара Би Би.

Ключевые треки: «3 O’Clock Blues», «The Thrill Is Gone», «Sweet Little Angel».

 


7. Чак Берри
Кит Ричардс

Когда я, еще подростком, увидел Чака Берри в программе «Jazz On A Summer’s Day», он играл в компании джазменов. Это были гениальные парни ― Джо Джонс за барабанами, Джек Тигарден с тромбоном, ― но в их игре был тот снобизм, которым иногда страдают джазовые парни: «Ах, этот ваш рок-н-ролл». И меня поразило то, что Чак играл им против шерсти. Он сыграл «Sweet Little Sixteen» и взял их всех штурмом, несмотря на враждебное отношение. По-моему, это настоящий блюз. Это правильный подход и настоящее мужество. И я сам хотел быть таким же, с той только разницей, что я был белым.

Я слушал Чака и снимал все его партии. Чему Чак научился у Ти-Боуна Уокера, я научился у Чака, Мадди Уотерса, Элмора Джеймса и Би Би Кинга. Все мы часть одной семьи, родословная которой уходит вглубь на тысячи лет. Все мы, по большому счету, просто передаем знания по наследству. Чак играл слегка подогретый чикагский блюз, такое гитарное буги, которое все тогда играли. Но Чак поднял его на новую высоту. Он был чуть моложе блюзменов своего времени, и его песни имели больший коммерческий потенциал, но при этом не были попсовыми ― этого сложно достичь. У Чака был драйв, а это – главное в рок-н-ролле. Кроме того, на ранних пластинках у него был превосходный состав: Вилли Диксон на басу, Джонни Джонсон за фортепиано, Эбби Харди или Фредди Белоу за барабанами. Они понимали, в чем суть его музыки, и просто свинговали вместе с ним. Лучше состава не придумаешь.

С Чаком трудновато находить общий язык, и от этого мне всегда было досадно, потому что он писал такие забавные и умные песни. Старому сукину сыну только что стукнуло восемьдесят пять. Я желаю ему всего доброго. Хотелось бы подойти к нему и сказать: «Эй, Чак, давай, что ли, выпьем». Но с ним такое не пройдет.

Ключевые треки: «Johnny B. Goode», «Maybellene», «Roll Over Beethoven».

 


8. Эдди Ван Хален
Майк Маккриди, Pearl Jam

Однажды, когда мне было одиннадцать, я сидел дома у своего педагога по гитаре, и он поставил «Eruption». Казалось, что это звуки с другой планеты. Я тогда разучивал основные аккорды, риффы AC/DC, Deep Purple и тому подобное. Я не врубился в «Eruption», но она звучала потрясающе. Впечатление было такое же сильное, как от первого знакомства с Моцартом. Эдди ― мастер придумывать риффы: «Unchained», «Take Your Whiskey Home», начало «Ain’t Talking ’Bout Love». Иногда он заставляет инструмент издавать звуки, которые нетипичны для гитары: некоторые обертоны, фактура звуков ― результат его специфической манеры игры. Во многом дело в его руках, в том, как он держит медиатор между большим и средним пальцем, что позволяет ему играть тэппингом. (Когда я узнал, что он так играет, то сам попробовал, но для меня это оказалось слишком непривычно.) Но кроме техники, у Эдди есть душа. С ним та же штука, что и с Хендриксом ― можно играть нота в ноту то, что он написал, но останется изюминка, повторить которую не получится. Эта изюминка в игре Эдди есть до сих пор. Я видел Van Halen живьем во время реюниона два года назад, и как только Эдди вышел на сцену, я снова почувствовал то, что чувствовал в детстве. Мастера видно сразу.

Ключевые треки: «Eruption», «Ain’t Talking ’Bout Love», «Hot For Teacher».


9. Дуэйн Оллман
Роберт Рэндольф

Я вырос, играя на слайд-гитаре в церкви ― моей задачей было имитировать человеческий голос. Когда проповедник или одна из старух-хористок прекращали петь, подключались мы ― мы должны были подхватить мелодию и играть ее в точности так, как они бы ее пропели. Этот метод Дуэйн Оллман вывел на новый уровень. Он играл намного точнее своих предшественников. Когда я впервые услышал старые записи The Allman Brothers Band, мне показалось странным то, насколько похоже они звучали на музыку, на которой я вырос. Послушайте «Layla» ― особенно ближе к концу, где Дуэйн играет слайдом. Эту запись я ставил на рипит перед сном. Мы, гитаристы, все время занимаемся, но здесь тот случай, когда хочется отложить гитару и просто вслушаться. Эрик Клэптон сказал мне, что знал, что работа с Дэйном произведет революцию в гитарной музыке. Они понимали, чего хотят достичь, и они этого достигли. Эрик вспоминал, что очень нервничал, боялся играть дуэтом с другим гитаристом, но с Дуэйном было очень легко – он просто говорил: «Давай сыграем!» Дуэйн умер молодым. Было ясно, что если бы он остался жив, то стал бы играть раз в пятьдесят лучше. Но Богу было угодно забрать его душу, и у нас осталась его музыка. В моем айподе есть все записи Дуэйна. Я слушаю The Allman Brothers Band почти каждый день.

Ключевые треки: «Statesboro Blues», «Whipping Post», «Blue Sky».


10. Пит Тауншенд
Энди Саммерс

Пит Тауншенд нечасто играет соло, и возможно, поэтому многие и не догадываются, насколько он хорош. Но он очень важная фигура в рок-музыке ― визионер, привнесший в нее живую искру. Он очень агрессивный ритм-гитарист ― дикий в каком-то смысле. В его игре есть та энергетика, которую нечасто встретишь, его музыка ― отражение его личности, Пит – очень сильный человек. Его можно назвать первым в мире панком, ведь именно он первым разбил гитару на сцене. Тогда от подобной выходки захватывало дух. Кроме того, он очень образован. Он любит слушать джаз, и говорил мне, что именно такую музыку ему хотелось бы играть. В «Substitute» в аккордовой прогрессии в сочетании с ре на открытой струне слышно влияние модального джаза Майлза Дэвиса. Он рано начал использовать фидбэк ― думаю, здесь сказалось влияние европейского авангарда, композиторов вроде Штокхаузена ― ведь он учился в художественной школе. Громкие звенящие гитарные аккорды, которыми Пит часто пользовался, играя в The Who, были очень удачной находкой, учитывая то, как интенсивно играли в этой группе басист и барабанщик. Можно сказать, что Пит изобрел пауэр-аккорд ― музыка The Who шестидесятых в этом смысле предвосхищает Led Zeppelin. Многое из того, чем пользовались они, придумал Пит.

Ключевые треки: «My Generation», «I Can See for Miles», «Summertime Blues».


11. Джордж Харрисон
Том Петти

Как-то мы с Джорджем ехали в машине, и по радио завели битловскую «You Can’t Do That». Помните, она начинается с замечательного риффа на двенадцатиструнной гитаре. Джордж сказал: «Это я придумал» ― «Правда? Как это случилось?» ― спросил я. «Я стоял в студии, и мне срочно надо было что-нибудь выдумать», ― ответил он. В этом весь Джордж. Он умел браться за дело, находить то, что нужно сыграть. Это часть магии The Beatles ― все они, казалось, играли именно то, что нужно. Джордж знал все соло с пластинок Элвиса, включая самые малоизвестные. Первыми музыкантами, повлиявшими на него, были исполнители рокабилли: Карл Перкинс, Эдди Кокрэйн, Чет Аткинс, Скотти Мур. Но он всегда добавлял в музыку что-то свое. Даже в ранние годы. Соло в «I Saw Her Standing There» просто вскружило мне голову. На его месте невозможно представить что-то другое. А сколько музыкантов купили себе двенадцатиструнный «рикенбекер» благодаря Джорджу! Тогда его звучание было в новинку, Роджер Макгуин подхватил идею у Джорджа и начал играть на двенадцатиструнной гитаре в составе The Byrds. Когда в поздний период творчества The Beatles Джордж переключился на игру слайдом, это было прекрасно. Однажды он сказал мне: «По-моему, современные гитаристы забывают о высоте звука». Для него это было важно. Он играл очень точно, с восхитительным вибрато, никогда не фальшивил. Звучание его инструмента напоминало голос, очень узнаваемый, принадлежащий только ему. Послушайте его записи. Они изобретательны и в сущности безупречны. Джордж был способен обогатить любую музыку.

Ключевые треки: «I Saw Her Standing There», «Something».


12. Стиви Рэй Воэн

Начало восьмидесятых было временем расцвета MTV, и блюзовая гитара была далеко за пределами мейнстрима. Но техасец Стиви Рэй Воэн захватывал внимание слушателей. Он усвоил манеру игры практически всех великих блюзовых гитаристов, а также Джими Хендрикса и вдобавок впитал в себя немало джаза и рокабилли. Благодаря мощному звучанию его гитары, непринужденной виртуозной игре и безупречному чувству свинга, даже такой блюзовый шафл как «Pride And Joy» в его исполнении мог сравниться по силе воздействия с хэви-металом. Воэна признавали равным себе такие гитаристы, как Би Би Кинг и Эрик Клэптон, и несмотря на то, что Стиви погиб в 1990 году при крушении вертолета, его музыка продолжает вдохновлять музыкантов последующих поколений, от Майка Маккриди из Pearl Jam до Джона Майера и такого яркого представителя нового поколения, как Гэри Кларк-младший. «Стиви был одним из тех, кто вдохновил меня на покупку «стратокастера». Звучание его гитары было сочным, мощным, энергичным. У меня до сих пор не получается добиться такого же. Когда слушаешь его записи и смотришь видеоклипы, понимаешь, что он выкладывался на полную. Его страсть к музыке была всепоглощающей», ― говорит Кларк.

Ключевые треки: «Love Struck Baby», «Cold Shot», «Look At Little Sister».


13. Альберт Кинг

Когда журналист Rolling Stone Джон Ландау в 1968 году спросил Альберта Кинга о том, кто из гитаристов на него повлиял, Кинг ответил: «Никто. Я все делаю неправильно». Кинг, основоположник электрического блюза, был левшой, но играл на гитаре для правшей, Gibson Flying V 1959 года выпуска, переворачивая ее вверх ногами, басовыми струнами к полу. Он использовал особый строй инструмента, который остался его тайной, и извлекал ноты большим пальцем. Кинг, в котором было сто девяносто три сантиметра роста и сто тридцать шесть килограммов веса, мог выполнять гораздо более сильные бэнды, чем большинство гитаристов его времени, и его записи повлияли на целое поколение музыкантов. Эрик Клэптон позаимствовал у Кинга соло для «Strange Brew», а Дуэйн Оллман использовал мелодию «As The Years Go Passing By» в качестве основного для «Layla». Джими Хендрикс благоговел перед Кингом и был счастлив, когда кумир выступил у него на разогреве на концерте в зале Fillmore в 1967 году. «Я преподал Хендриксу урок в блюзовой игре. Я легко смог бы сыграть его песни, а вот мои ему были не под силу», ― заявил позже Кинг.

Ключевые треки: «Born Under A Bad Sign», «As The Years Go Passing By».


14. Дэвид Гилмор

Как продюсер и автор песен Дэвид Гилмор был склонен к атмосферному звучанию и плавным темпам, но стоило ему взять в руки черный «стратокастер», чтобы сыграть соло, как он преображался: «Мне хотелось добиться яркого, мощного звучания, чтобы дать слушателю пинка под зад», ― вспоминает он. Гилмор был страстным блюзовым гитаристом, игравшим в группе, которая практически не исполняла блюзов. Его элегантные, протяжные, неизменно мелодичные соло бодрили не хуже звона будильников с «The Dark Side Of The Moon». Но помимо этого Гилмор был мастером монотонной авангардной импровизации, подтверждением чему служит «Live At Pompeii», а также – на удивление умелым фанковым ритм-гитаристом, в чем можно убедиться, вспомнив изящный рифф «Have a Сigar» или Chic’оподобную партию гитары в «Another Brick In The Wall, Part 2». Пиком новаторства Дэвида в использовании эха и других эффектов (изначально вдохновленного первым гитаристом Pink Floyd Сидом Барретом) стало мастерское использование дилэя в «Run Like Hell», предвосхитившее фирменное звучание Эджа.

Ключевые треки: «Comfortably Numb», «Shine On You Crazy Diamond».


 

15. Фредди Кинг

Давая интервью в 1985 году, Эрик Клэптон назвал би-сайд Фрэдди Кинга «I Love The Woman» 1961 года «той песней, в которой я впервые услышал, как звучат бэнды на электрогитаре. Это определило мой дальнейший творческий путь». Любовь Клэптона к Кингу разделяли такие маститые британские гитаристы, как Питер Грин, Джефф Бек и Мик Тейлор. На всех них значительно повлиял резкий, богатый верхними частотами звук инструмента Кинга и лаконичные мелодии таких легендарных синглов, как «The Stumble», «I’m Tore Down» и «Someday, After Awhile». За внушительное телосложение и зажигательную игру живьем его прозвали «Техасским Пушечным Ядром». Звукоизвлечение Кинга было уникальным. «Cталью по стали ― незабываемый звук, ― говорит Дерек Тракс, отсылая к манере Кинга играть стальными медиаторами для банджо. ― Но инструмент должен быть в правильных руках. То, как играл Кинг, ― это нужно слышать». Тракс до сих пор слышит, как сильно Кинг повлиял на Клэптона. «Когда я играл с Эриком, во время его соло мне иногда казалось, что играет Фрэдди», ― вспоминал он.

Ключевые треки: «Hide Away», «Have You Ever Loved A Woman», «The Stumble».


16. Дерек Тракс

В прямом смысле выросший в The Allman Brothers Band, Дерек Тракс, племянник барабанщика группы Бутча Тракса, взял в руки слайд-гитару в девять лет, а в двенадцатилетнем возрасте уже отправился на гастроли. Вундеркиндом двигала жажда открытий. Когда в 1999 году, в возрасте двадцати лет, он занял в Allman Brothers место слайд-гитариста, некогда принадлежавшее Дуэйну Оллману, Дерек пережил небывалый расцвет как соло-гитарист: его игра совместила в себе хард-боп, экстатичность черного госпела, ритм и ладовую систему индийских раг. «Он способен извлечь из гитары намного больше разнообразных звуков, чем я», ― с уважением признает Джон Майер. Дерек не только регулярно гастролирует с The Allman Brothers Band, но и вместе с женой, певицей и гитаристкой Сьюзан Тедески, возглавляет Tedeschi Trucks Band, свингующий состав из одиннадцати человек, продолжающий традиции Delaney And Bonnie. «Он ― как бездонный колодец. Его игра очень глубока», ― говорит Эрик Клэптон, с которым Тракс гастролировал в качестве сайдмена в 2006 и 2007 годах.

Ключевые треки: «Joyful Noise», «Whipping Post» (версия с концертника «One Way Out»)


17. Нил Янг
Трей Анастасио

Если бы мне пришлось вести мастер-класс для молодых гитаристов, первым, что я бы дал им послушать, была бы первая минута соло Нила Янга в «Down By The River». Оно сыграно на одной ноте, но фантастически мелодично и преисполнено злобы и нахальства. Нил будто бы отчаянно хочет войти в контакт, его игра открывает канал между его сердцем и зрительским залом. В девяностых мы играли на фестивале вместе с Crazy Horse. В финале «Like A Hurricane» Нил начал играть соло с фидбэком, которое было похоже на музыкальный аналог импрессионистского полотна. Он стоял на расстоянии двух метров от микрофона, и в ураганном шуме гитары его голос был едва слышен. Я часто размышляю об этом, когда играю. Традиционные представления о ритме и тональностях ― замечательная вещь, но музыка подобна большому бушующему океану, в котором есть множество неизведанных мест. Нил по-прежнему прокладывает путь тем, кто моложе его, напоминая, что в музыке до сих пор возможны новые открытия.

Ключевые треки: «Down By The River», «Mr. Soul».


18. Лес Пол

 Лес Пол в первую очередь известен как гениальный изобретатель гитары с цельным корпусом, носящей его имя. Но он был столь же изобретателен, как исполнитель. «Он записал лучшие гитарные партии пятидесятых. Никто не сравнится с ним», ― заявил однажды Брайан Уилсон. Фирменный стиль Пола оформился в сороковые и пятидесятые благодаря длинной череде хитов, как сольных, так и записанных в дуэте с женой, певицей и гитаристкой Мэри Форд. Он исполнял элегантные, виртуозные импровизации на темы тогдашних поп-стандартов. Пол внедрил множество революционных технических приемов, в числе которых студийные наложения и изменение скорости воспроизведения звука ― послушайте подобное жужжанию роя насекомых соло в его песне 1948 года «Lover». Вплоть до самой своей смерти в 2009 году в возрасте девяноста четырех лет Лес Пол каждую неделю давал концерты в одном из джазовых клубов Нью-Йорка, где среди зрителей попадались обожавшие его металлисты. Как сказал Ричи Самбора: «Лес мог сыграть все что угодно, и звук его гитары казался инопланетным».

Ключевые треки: «How High The Moon», «Vaya Con Dios», «Tiger Rag».


19. Джеймс Бертон

Фирменный стиль Джеймса Бертона, яркий, ясный, лаконичный, ― один из самых специфических в музыке кантри. Он также оказал огромное влияние и на рок-музыку. Карьера Бертона началась, когда ему было четырнадцать лет: он написал для Дэйла Хокинса песню «Susie Q» и стал юным авторитетом после того как в 1957 году присоединился к группе Рикки Нельсона. Играя с Нельсоном, Бертон выработал узнаваемую технику: он играл пальцами либо медиатором и заменял четыре верхних струны своего «телекастера» струнами от банджо, так что гитара щелкала и заикалась. Кит Ричардс сказал: «Я не покупал пластинок Рикки Нельсона, я покупал пластинки Джеймса Бертона». Джеймс собрал аккомпанировавший Элвису состав TCB и в конце шестидесятых и начале семидесятых неизменно присутствовал на кантри-ориентированных альбомах таких исполнителей, как Джони Митчел и Грэм Парсонс. Он гастролирует до сих пор. «Он был таинственным незнакомцем: «Что это за парень и почему он появляется на всех альбомах, которые мне нравятся?» Его техническое новаторство было невероятно важно», ― говорит Джо Уолш.

Ключевые треки: «Hello Mary Lou», «Susie Q», «Believe What You Say».


20. Карлос Сантана

Когда в 1965 году в Сан-Франциско произошел музыкальный бум, родившийся в Мексике Карлос Сантана едва закончил школу. Его ждало множество музыкальных открытий: электрический блюз, современный джаз, африканские ритмы. Его наставниками были такие гитаристы, как Джерри Гарсия и Питер Грин из Fleetwood Mac ― под их влиянием сформировалась его основанная на латинских ритмах психоделия. Благодаря кристально чистому звуку и сверхдолгим длительностям Сантана стал одним из немногих гитаристов, кого можно узнать по одной ноте. Смелость своих экспериментов Сантана отчасти объясняет пристрастием к ЛСД: «Всякий, кто принимает ЛСД, находит свой собственный голос, потому что ему некуда прятаться. Больше не нужно бояться, что будешь звучать бездушно или слащаво». Эмоциональность и теплота звучания сделали Сантану идеальным партнером для коллабораций: вышедший в 1999 году альбом «Supernatural», в записи которого участвовало множество популярных исполнителей, завоевал девять «Грэмми» и продолжает служить источником вдохновения для других артистов. Принс признался, что Сантана повлиял на него сильнее, чем Джими Хендрикс: «Сантана играл красивее».

Ключевые треки: «Black Magic Woman», «Oye Como Va», «Soul Sacrifice».

Источник: rollingstone.ru
 
Комментарии Комментировать
 
Комментировать